Идеология

ЭКСПЕРТ – ЛИЦО, СОДЕЙСТВУЮЩЕЕ ОСУЩЕСТВЛЕНИЮ ПРАВОСУДИЯ (ст. 54 АПК РФ).

Сам законодатель в ст. 54 АПК РФ ставит эксперта первым в ряду содействующих правосудию лиц, наряду с помощником судьи, секретарем судебного заседания, свидетелем и переводчиком. Какой бы банальной ни казалась фраза, позаимствованная нами у законодателя для использования в качестве формулы своей деятельности, об этой непреложной истине, к сожалению, забывают сами эксперты. Забывает эксперт о том, что он – процессуальная фигура, что его специальные познания по касающимся рассматриваемого дела вопросам являются важнейшей составляющей правосудия в целом.
Помогая суду в разрешении спора, эксперт подчинен тем же правилам, что и сам суд. Правила эти начинаются с принципов осуществления правосудия, каждый из которых имеет свой образ применения в отношении экспертизы. Никто не поспорит, что законность при проведении экспертизы, независимость эксперта, равноправие сторон спора перед экспертом, состязательность сторон также и в ходе проведения экспертизы, непосредственность исследования экспертом и предоставленных ему материалов дела, и самого объекта исследования, и гласность, открытость работы эксперта, и использование русского языка, - это есть идеологическая  база процесса содействования эксперта современному судопроизводству. Нормы-принципы, сформулированные, прежде всего, в ст.ст. 5-13 АПК РФ, конкретизируются в правилах ст. ст. 64, 71, 72, 82-87 того же Кодекса.
Этим и объясняется родственность экспертной деятельности и государственной деятельности по отправлению правосудия. С той существенной разницей, что суд – это эксперт в области права, делегирующий эксперту из другой области знаний обязанность высказать свое мнение по вопросам, в которых последний обладает большей компетенцией. 
Известны основные проблемы экспертной деятельности – низкий уровень процессуальной организации экспертизы, неоправданная волокита, отсутствие взаимной связи с судом, нежелание и/или неумение эксперта применять современные средства связи, а также фото- и видео фиксации своей деятельности и её результатов, чрезмерная коммерциализация экспертизы ценой умаления её статуса процессуально-правового института. В скобках упомянем и нередко встречающийся неудовлетворительный профессиональный уровень самого носителя «специального познания». Редкий судья, юрист, адвокат не сталкивался с профанацией процессуального института судебной экспертизы, результатом которой были противоположные мнения экспертов, неспособность эксперта обосновать своё мнение в суде, внутренняя противоречивость экспертного заключения, несоответствие экспертного исследования другим имеющимся в материалах дела доказательствам… Такая «экспертиза» часто вызывает недоумение у суда, становясь только лишь помехой правосудию, катализатором конфликта сторон. Напротив, экспертиза, выполненная подлинным профессионалом, дает исчерпывающие ответы на взаимные претензии сторон спора, а у суда появляется возможность вынести законный и обоснованный судебный акт. Выражая своё согласие на использование своих знаний и навыков для ответа на поставленные судом вопросы, эксперт обязан отдавать себе отчет в том, что выводы его будущего заключения – это по существу составная часть будущего судебного акта. И не имеет никакой правовой ценности заключение, не способное быть использованным в качестве таковой.
Отсюда и элементарные требования к порядку проведения экспертизы и заключению эксперта – не только высочайший уровень знаний по требуемой специальности, но и способность проявить не меньший уровень организации и оперативности, а также готовность отстоять своё мнение в суде.
Без авторитетного и ответственного мнения строителя, бухгалтера, оценщика и т.д., зачастую невозможен суд «… скорый, правый, милостивый, равный для всех подданных наших…», о водворении в России которого провозгласил полтора столетия назад царь-реформатор Александр II Освободитель.